Алексей Чадов о том, как сложно быть самим собой, о сбывшихся мечтах и лучшем партнере в жизни

0 10

После болезненного развода Алексей превратился в ярого женоненавистника, а его главными друзьями стали перевозимые им в самолете животные. Речь не о Чадове, а о его герое — пилоте Алексее Кулагине. 26 марта на СТС вышел комедийный сериал «Улетный экипаж»: в нем Чадов сыграл самовлюбленного мизантропа, который до поры до времени выбрал грузовые рейсы, чтобы быть подальше от людей.

Алексей, судя по всему, ваш герой — довольно грубый парень. Но есть ли в нем качества, от которых вы сами не отказались бы?

Мой персонаж может позволить себе все. У него такой характер: он бесстрашный, хамоватый в хорошем смысле. Совершенно не стесняется своих минусов и не пытается их скрыть. Ведь обычно хочется свои плохие стороны задекорировать и только дома быть собой. А вот мой Кулагин везде как дома, и ему совершенно неважно, кто и что подумает, потому что он абсолютно свободный человек. В этом смысле я, конечно, не такой. Сложно быть Кулагиным в жизни.

Комедийный жанр считают особенно трудным, вы согласитесь с этим?

И да и нет. Режиссер Марюс Вайсберг был настоящим «командиром» нашего экипажа, задающим просто сумасшедшее настроение. В плане эмоций, смеха, куража, хулиганства. Без этого в комедийном жанре невозможно существовать. И для меня самым сложным оказалось именно это — постоянно быть в хорошем настроении, в состоянии «фреш», эдакого свеженького бодрячка. Знаете, порой это было даже сложнее, чем сниматься в суперблокбастере, где много погонь, стрельбы и физической нагрузки.

ЧадовАлексей Чадов

Каждый мальчик мечтает побывать за штурвалом самолета. Что почувствовали вы, когда сели в кабину тренажера?

Да, я «посадил» самолет в Домодедово. (Улыбается.) И надо отметить, что тренажер уникален. Это симулятор вы­сокого уровня, потому что действительно позволяет почувствовать самолет целиком, понять, что в твоих руках огромная птица-машина с крыльями. Это, конечно, круто. Всем рекомендую попробовать для личного опыта. И я сейчас совсем по-другому ощущаю себя в самолете. Я точно знаю, когда можно расслабиться, а в какой момент нужно начинать молиться. (Смеется.)

Снимать внутри тренажера было наверняка не­просто?

О да, это одна из самых сложных локаций в моей карьере. Когда ты в замкнутом пространстве, зажат со всех сторон, все очень и очень непросто. Как будто в одном кадре существуешь. Это были 12 часов, 6 дней подряд, которые мы прошли вдвоем с Наташей Бардо. Сложнее в этом смысле у меня были только съемки в танке.

ЧадовАлексей Чадов с партнершей по сериалу «Улетный экипаж» — Натальей Бардо, сыгравшей второго пилота

А трюки какие-то пришлось выполнить?

Думаю, все артисты со мной согласятся, когда в кадре много героев — это можно приравнять по сложности к трюку. Я помню, как в «9 роте», когда нас было 9-10 человек, мы, очень амбициозно настроенные, собрались в одном кадре. И это вызвало определенные трудности. Я не сказал бы, что я человек коллектива. Другое дело, когда весь фильм работаешь с одним постоянным парт­нером.

И какой он — идеальный партнер?

Сейчас вспомнил про фильм «Серко» французского режиссера Жоэля Фаржа. Там было всего два героя. Дмитрий Пешков, молодой казак, которого я сыграл, и Серко — маленький выносливый конь маньчжурской породы. Ему не хотелось быть в кадре, да ему, в принципе, было все равно, как он выглядит. Это был лучший парт­нер в моей жизни.

ЧадовАлексей Чадов с атрисой Дарьей Сагаловой, исполнившей роль бортпроводницы в сериале «Улетный экипаж»

В первой серии «Улетного экипажа« вашими коллегами тоже стали парнокопытные — по сюжету ваш герой перевозил скот.

Да, это были козлы, которым особо ничего объяснять не надо: они не знали, что делать, а это на самом деле и было режиссерской задачей. И чем больше они не понимали, тем смешнее получалось.

Источник: ru.hellomagazine.com

Вам также может понравиться Еще от автора

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.