Гоша Рубчинский в интервью Светлане Бондарчук о том, как эстетика 90-х привела его к успеху на Западе

0 22

За последние несколько лет Гоша Рубчинский стал самым востребованным и узнаваемым российским дизайнером в мире. По случаю заявления Гоши о том, что бренд Gosha Rubchinskiy прекращает свое существование, представляем его недавний разговор с главным редактором HELLO! Светланой Бондарчук.

Мир захватила мода на ироничную постсоветскую эстетику не сегодня: вещи с отсылками к нашему недавнему прошлому и надписями на кириллице носят буквально все западные знаменитости. Не последнюю роль в этом сыграл Гоша Рубчинский — провокационный с точки зрения классики дизайнер, который на днях озадачил заявлением, что его собственного бренда Gosha Rubchinskiy — в том виде, в котором он был известен ранее — больше не будет, как и сезонных коллекций. Зато будет что-то новое. В свете этого заявления любопытно его недавнее интервью, вышедшее в нашем журнале. Публикуем!

Гоша РубчинскийПоследний показ Рубчинского прошел в Екатеринбурге, в «Ельцин Центре». Гоша говорит, что эта коллекция — панегирик 90-м. Здесь и режиссер Алексей Балабанов с его фильмом «Брат 2», и «Агата Кристи», и «Наутилус Помпилиус»… В финале модели исполнили песню «Гудбай, Америка». «Это прощание с иллюзиями», — объясняет дизайнер

Гоша, твоя первая коллекция «Империя зла», выпущенная в 2008 году, была посвящена 90-м. Получается, ты предугадал главный сегодняшний тренд еще десять лет назад. Ты всегда предчувствуешь хайп?

Да, в этом году исполнилось десять лет с тех пор, как я стал заниматься модой. И, надо сказать, они пролетели совершенно незаметно! Тогда, в 2008 году, я и не думал, что все это перерастет в серьезное дело. Я встретил компанию молодых скейтеров, мне захотелось рассказать про них историю, сделать такой арт-перформанс. Увидел стадион братьев Знаменских и понял — это место подходит идеально. Буквально за пару месяцев мы создали первую коллекцию: что-то сшили, что-то купили, сами сделали на толстовках принты. У нас не было профессиональных моделей — в показе участвовали только друзья, знакомые художники, музыканты. Мне было 24 года, я чувствовал себя на 16, по­этому у меня в голове и возникла тема 90-х: песни группы «Тату», саундтрек к фильму «Терминатор 2», ностальгия по юности…

Гоша РубчинскийПоказ Гоши Рубчинского в Екатеринбурге

Гоша Рубчинский

Одним из первых, кто заговорил про 90-е в моде, был Денис Симачев. Ты на него не ориентировался?

Денис тоже рассказывал в своих коллекциях про свою же молодость, но он скорее имел в виду 80-е, фарцовщиков, первые субкультуры. У нас есть нечто общее: он все выстраивал вокруг своих юношеских воспоминаний, друзей. Так было и у меня.

В финале твоего послед­него показа модели исполнили песню группы «Наутилус Помпилиус» «Гудбай, Америка». Почему ты выбрал такой саундтрек? Здесь есть политический подтекст?

Да, мне хотелось сделать такой панегирик 90-м, поэтому мы выбрали «Ельцин Центр»: там, в Музее Бориса Ельцина, девять разных залов, которые посвящены разным периодам правления Бориса Николаевича. Модели ходили по всему пространству и как будто проживали тот период заново. Для меня Екатеринбург — это родина ярких личностей. Я сразу вспомнил группы «Агата Кристи», «Наутилус Помпилиус», «Чайф», фильм «Брат 2». Да, я посвятил этот показ режиссеру Алексею Балабанову, но эта история еще и про сегодняшний день. Сейчас в между­народных новостях столько агрессии и негатива по отношению к России, хотя также было и в 90-е. Я пытался объ­единить свои ощущения, подчеркнуть взаимосвязь прошлого и настоящего.

А мне понравилось, как во время круглого стола в Институте современного искусства в Лондоне ты сказал: «Мы умеем кататься не только на танках, но и на скейтах». Вот это круто!

Меня пригласили рассказать не только про мои кол­лекции, но и про фотокниги, про видеоработы, в частности презентовать мой проект про скейтеров из Санкт-Петер­бурга. Я представитель молодого поколения из России, ко мне прислушиваются — я чувствую интерес со стороны иностранцев. У нас в показах участвовали ребята со всего мира, они с удовольствием носят вещи с кириллицей, им интересна российская культура. Они после шоу мне говорили: «О, а мы раньше ничего не знали про Тимура Новикова, Малевича, Родченко». Мне интересно обмениваться информацией.

Гоша РубчинскийГоша Рубчинский и Светлана Бондарчук

Ты по-прежнему не работаешь с профессиональными моделями?

Работаю, но стараюсь выбирать новые лица, ребят, которые еще ни разу не участвовали в съемках и показах. Когда мы делали шоу в Париже, я в какой-то момент вообще отказался от модельных агентств и начал поиск через Instagram. Cначала я писал ребятам сам — они, конечно, были шокированы. А когда им писали мои ассистенты, парни перепроверяли, писали мне в директ: «Гоша, правда ли, что это от вас пишут? Подтвердите». В общем, приходилось делать двойную работу. (Смеется.) На наш показ во Флоренции прилетели ребята со всей Европы, кто-то даже из Америки, некоторые — с родителями, так как не всем исполнилось 18, это было так трогательно! Мы соединили людей из разных уголков мира. Моя мама тоже со всеми по­общалась.

Канье УэстОдежду Gosha Rubchinskiy с надписями кириллицей и советской символикой носят мировые знаменитости: от Кайли Дженнер до рэперов Канье Уэста и ASAP Rocky

Кайли ДженнерКайли Дженнер

ASAP RockyASAP Rocky на премии MTV Video Music Awards 2015

Джастин БиберНа концерте в Лондоне в 2017 году Джастин Бибер вышел на сцену в розовом свитшоте и желтой футболке с надписью «Рассвет». Вещи авторства Рубчинского сразу попали в блог Джастина Bieber Clothing и немедленно оказались везде sold out

Твоя мама очень молодо выглядит! На новогодней вечеринке меня все спрашивали, что это за девушка с Гошей.

Кстати, мама тоже носит одежду от Гоши Рубчинского, ей нравится. Это удивительно: вроде в голове создаешь образ парня, показывают эту одежду парни, а девочки тоже носят с удовольствием. На самом деле, я не ставлю границ, гендерных рамок: вот эта коллекция — для девочек, а вот эта — для мальчиков. Если тебе нравится наша одежда, то ты ее покупаешь и носишь, как будто у бойфренда одолжила.

Гоша РубчинскийГоша Рубчинский с мамой в салоне Buro Beauty, 2018 год

Все твои показы проходят в необычных местах: на стадионе в Сокольниках, в недействующей старообрядческой церкви, в гимнастическом зале, в калининградском Областном центре культуры молодежи. Как ты выбираешь локацию?

Каждый раз, когда мы готовим новую коллекцию, у меня в голове рождается не просто одежда, а история, практически сценарий к фильму. Я сразу мыслю общей картинкой, по­этому для меня очень важно, чтобы место показа отражало всю концепцию. Когда я задумал сделать путешествие по российским городам, решил, что лучше всего начать с Калининграда. Мы показали там первую коллекцию, созданную вместе с немецким брендом adidas. Это ведь бывший немецкий город. У них там была биржа, а потом ее переделали в Центр культуры молодежи. Мне показалось интересной эта связь торговли с культурой.

Ты выпускаешь коллаборации с adidas, Dr. Martens, Levi’s… Бренды сами на тебя выходят?

Сотрудничество с adidas мы продолжим к чемпионату мира по футболу. Изначально они сами ко мне обратились: «Гоша, вы для нас являетесь олицетворением моды и позитивного имиджа России, давайте сделаем что-то вместе про спорт, про молодежь». Мы уже устраивали шоу в Париже, во Флоренции, и я решил, что сейчас самое время перенестись обратно в Россию. Тем более что с таким политическим фоном будет круто пригласить людей к нам и показать, что здесь на самом деле происходит. Уже были перформансы в Калининграде, в Санкт-Петербурге, в Екатеринбурге, следующий, заключительный, пройдет в Москве — за несколько дней до чемпионата будем делать выставку. Весной поеду по городам, буду снимать фотоисторию про футбол — от новых стадионов до каких-то дворовых историй.

А с Burberry как все закрутилось?

После первого совместного показа с adidas в Калининграде, посвященного футболу, следующей точкой мы выбрали летний Санкт-Петербург. Я стал думать: какая же связь у футбола и Петербурга? Оказывается, футбол в Россию привезли в XIX веке англичане. Я задумался: что же такое чисто английское можно привнести в наше шоу? Конечно, мне пришел в голову классический британский бренд Burberry. Я написал Кристоферу Бейли, на тот момент креативному директору марки: «Никто не ожидает, что Гоша Рубчинский и Burberry выпустят что-то вместе. Давайте всех удивим». Кристофер сразу согласился, он и так чувствовал, что пора сделать что-то близкое и понятное молодежи. К тому же в 90-е все футбольные фанаты носили Burberry. Все вышло органично.

Рита ОраУ певицы Риты Оры, похоже, не одна вещь Gosha Rubchinskiy, например, костюм из его коллаборации с британским брендом Burberry

Рита Ора

Модные критики сегодня делят дизайнеров на дизайнеров в привычном понимании слова, то есть тех, кто придумывает новые формы, силуэты, и дизайнеров-стилистов, которые скорее создают образы, истории, атмосферу. Ты согласен, что принадлежишь скорее ко второй категории?

Да я, в принципе, никогда и не считал себя дизайнером одежды. (Смеется.) Я просто рассказываю истории, а одежда является дополнением к этим историям. Наверное, действительно сыграло мое прошлое стилиста, художника по костюмам. Я был близок к кино, к театру, помогал Кириллу Серебренникову с мужскими образами на съемках фильма «Изображая жертву».

А у тебя есть амбиции режиссера?

Думаю, да. Уже сейчас я хочу отойти от системы показов и делать под каждую коллекцию что-то новое: сегодня это будет кино, завтра — арт-пер­фор­манс, а послезавтра — еще что-нибудь. Конечно, меня захватил кинематограф, когда я наблюдал за работой Кирилла Серебренникова, Ренаты Литвиновой. Теперь хочу попробовать себя в этом.

Кто еще твои герои в России?

Я всегда восхищался художниками и очень давно хотел познакомиться с Эриком Булатовым. В этом году мы сделали с ним небольшую совместную коллекцию. Последние несколько выходов на шоу в «Ельцин Центре» — это как раз она и есть. Эрик отдал мне свою совершенно новую работу, которая называется «Друг. Друг. Враг». Он написал три полотна, которые будут представлены на его выставке в этом году. И мы этот принт использовали в своей коллекции. Меня многому научил Андрей Бартенев: когда мне было 17 лет, я помогал ему с перформансами. Это я у Андрея позаимствовал — показ должен быть художественным актом.

А на Западе у тебя есть учителя?

Конечно, на меня очень сильно повлияла встреча с Эдрианом Йоффе, главой Comme des Garсons. В 2013 году он приехал в Москву с визитом, нас случайно посадили рядом на ужине, мы разговорились. Эдриан спросил, чем я занимаюсь, а на следующий день сам предложил встретиться, чтобы посмотреть мои работы. Через месяц мне поступил первый заказ из Лондона. Я сделал коллекцию специально для них, отправил — все продалось моментально! Эдриан мне сразу написал: «А давай еще». Я говорю: «Все закончилось». Тогда он предложил встретиться в Париже с Рей Кавакубо, его женой и дизайнером Comme des Garсons.

Гоша РубчинскийГоша Рубчинский и Светлана Бондарчук во время разговора для HELLO!

Как прошла ваша первая встреча?

Конечно, я очень нервничал! Все-таки Рей Кавакубо — легенда мира моды. Помню, иду в Париже по Вандомской площади, вокруг одни бутики — Chanel, Dior, там же расположен офис Comme des Garсons. Смотрю: дверь открыта, стоят Эдриан Йоффе и Рей Кавакубо, меня ждут. У меня такой мандраж начался! Когда я подошел к ним, Эдриан сразу сказал: «Ты не волнуйся, все о’кей».

Кавакубо такой человек, она со всеми держит дистанцию, а Эдриан для нее является проводником в остальной мир, она общается с ним по-японски, а он уже переводит на английский. Рей достаточно холодный и безэмоциональный человек, но от нее исходит какая-то неимоверная энергия, ты как будто находишься под ее властью… Она как медиум какой-то! (Смеется.)

СобчакВ 2016 году красная рубашка от Рубчинского породила немало дискуссий. Но экс-кандидат в президенты Ксения Собчак не боится провокационных лозунгов: так она поддерживает российских дизайнеров

После той встречи вы стали сотрудничать?

Да, они сказали, что попробуют мне помочь с развитием бренда. У них потрясающий тандем: Эдриан — сильный бизнесмен, Рей — человек творчества, они как две части одного целого. У нее фантастическая работоспособность: на следующий день после шоу, в 8 утра Кавакубо приходит в шоу-рум и просматривает все коллекции, проверяет, как развешана каждая вещь… Я понимаю, почему компания стала такой успешной.

Ты определенно человек мира. А родился ты в Москве?

Да, я коренной москвич, мои родители выросли на Патриарших прудах, учились в 20-й школе, каждую зиму катались тут на коньках. Потом мы переехали в другой район, но я все равно обожаю центр Москвы. Мы с мамой гуляем здесь чудесным маршрутом: приезжаем на Патрики и идем пешком до Художественного театра, к Ренате. (Улыбается.) Мои друзья-скейтеры безумно счастливы: летом по всему центру можно кататься, не пользуясь транспортом, куча классных мест, новых парков. На Куз­нецком Мосту сделали очень хорошее покрытие, не говоря уже про Парк Горького. Иностранцы приезжают и полностью меняют свое представление о Москве. Мой город сейчас стремительно перерождается — все это началось именно с приходом мэра Собянина. Я все чаще замечаю позитивные изменения, созданные усилиями московских властей. И это очень здорово.

Недавно ты запустил еще одну марку одежды — «Рассвет» — вместе со скейтером Толиком Титаевым. Зачем понадобился второй бренд?

Да, эта история началась в 2012 году, я искал ребят для участия в показе, знакомые привели Толю, ему было 14 лет. Мы его берем, а он за два дня до шоу ломает руку. Я думаю: «Ну и черт с ним, пусть с гипсом идет, какая разница, он же скейтер…» С тех пор он стал нашим талисманом: участвовал во всех шоу, снимался в лукбуках. Время шло, он стал уже 24-летним парнем. Ребята вокруг него тоже выросли, и я понял, что сейчас самое время делать что-то для них и вместе с ними. И мы с Толей запустили бренд «Рассвет» — простой, доступный и больше про скейтбординг. Сделали уже несколько коллекций, многим понравилось, нам поступили заказы со всего мира. Решили продавать «Рассвет» именно в скейтерских магазинах. Кстати, скоро мы с ребятами открываем свой скейтшоп в Москве, на Новом Арбате, за кинотеатром, он так и будет называться — «Октябрь».

Ольга КапутьОдной из первых поддерживать Гошу Рубчинского стала владелица концепт-стора «КМ20» Ольга Карпуть, в 2017 году попавшая в список самых влиятельных людей индустрии моды по версии издания The Business Of Fashion. В ее магазине одежда Gosha Rubchinskiy соседствует с самыми концептуальными марками со всего мира — от Хельмута Ланга и Рафа Симонса до Назира Мажара и Джонатана Андерсона

Что ты думаешь о со­стоянии модной индустрии в России?

У нас в России полно талантливых людей, дизайнеров, но есть свои сложности с производством, с тканями. Если ты хочешь делать красивые коллекции, то приходится заказывать материалы из других стран, а это очень дорого. Еще надо платить растаможку, аренду производственных помещений и содержание. В результате одежда российских дизайнеров стоит безумных денег — это могут позволить себе Vika Gazinskaya или Alexander Terekhov, которые работают в люксовом сегменте. Либо остается переносить производство в Китай, становиться массовым брендом и продаваться в торговых центрах. Тут уж не до искусства. Поэтому многие наши дизайнеры работают в кино или театре.

Я знаю, что ты тоже недавно попробовал себя в театре: создал костюмы для спектакля Ренаты Литвиновой «Северный ветер» в Художественном театре.

Да, это был потрясающий опыт! Когда Рената предложила мне поработать вместе, я сразу же согласился. Всегда мечтал об этом! Когда ты создаешь коллекцию, ты сам себе режиссер: это у нас коммерческая часть, а это для имиджа. В театре ты должен подчеркнуть характер персонажа и его историю. Нам захотелось показать все это большему количеству людей. И мы задумали создать фотопроект: все лето в павиль­онах ВДНХ я снимал Ренату в этих костюмах, женских и мужских, безумную историю закрутили… Скоро выйдет книжка.

Рената ЛитвиноваС Ренатой Литвиновой Гошу связывает не только дружба, но и совместная работа: Рената к выходу одной из его коллекций сняла мини-фильм «День моей смерти» и сама сыграла в нем главную роль, а Рубчинский создал костюмы для ее спектакля «Северный ветер» в МХТ им. А. П. Чехова

Гоша, представь, что тебя пригласили на мероприятие с дресс-кодом black tie. Как ты оденешься?

Мне кажется, я не пойду. (Смеется.)

Надо идти!

Тогда пойду в чем обычно.

Рената номинирована на премию «Оскар» за лучшую женскую роль. И ты пойдешь вот так?!

Наверное, не знаю, надо подумать… Честно говоря, у меня и костюма-то нет, все время забываю его сшить, а потом, когда куда-нибудь приглашают, страдаю и думаю: «Что же мне надеть?»

Гоша Рубчинский

Источник: ru.hellomagazine.com

Вам также может понравиться Еще от автора

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.