Роман Русинов о шоу «Холостяк», сексе с фанатками и женщинах в автоспорте

0 3

Российский автоспорт не так популярен для обсуждения, как другие виды спорта. А зря! Пилоты красивы и талантливы, гонки проходят зрелищно. Редакция Cosmo.ru погрузилась в мир автоспорта вместе с командой G-Drive Racing, посетила четырехчасовую гонку Европейской серии Ле-Ман (ELMS) и поболтала о жизни и спорте с одним из самых известных российских автогонщиков Романом Русиновым.

Роман Русинов о шоу «Холостяк», сексе с фанатками и женщинах в автоспорте

Мы встретились с Романом перед квалификацией за день до гонки, на треке Red Bull Ring в Австрии. Мы зашли в гигантский бокс, где ребята из команды готовили гоночный болид к предстоящему заезду, познакомились с двумя другими пилотами и решили, что надо поискать тихое место, чтобы нормально поговорить. До квалификации оставался ровно час. Рома не только выполняет обязанности пилота в команде. На нем лежит фактически весь менеджмент, подбор других пилотов на сезон, выбор тим-менеджера и других ключевых людей.

Сколько сейчас у тебя людей в команде?

На этой гонке 40, но на гонку «24 часа Ле-Мана» мы берем с собой около 120 человек.

И ты ими всеми руководишь?

Ну не совсем. У меня есть люди, которые руководят отдельными командами внутри G-Drive Racing, а я могу сконцентрироваться на других вещах.

Рома, расскажи, как ты подбираешь пилотов в команду? В прошлом году был другой состав, а в этом году ты взял Андреа Пиццетола и Жан-Эрика Верня. Почему именно они?

Ну, это на самом деле самый сложный вопрос из всех, которые есть. Для того чтобы подобрать правильного гонщика в гоночный коллектив, ты должен четко понимать цели и возможности, которые у тебя есть. Нельзя забывать, что мы едем в одном автомобиле тремя пилотами. И очень важно, чтобы у тебя была команда, потому что самое главное в нашем спорте — это слово «команда». Каждый имеет определенней набор навыков, имеет свои сильные стороны, должен знать, какие у команды цели и к чему мы идем. Наш вид спорта более командный, чем, например, Формула 1, потому что машина у нас одна, а выступаем мы на ней втроем. То есть по факту от того, как проедешь ты, будет зависеть результат еще двух человек, которые едут вместе с тобой. В этом году мы взяли Жан-Эрика Верня, который раньше был пилотом Red Bull в Формуле 1. Вот буквально неделю назад он выиграл чемпионат Формулы Е. В. прошлом году мы ехали вместе с Чемпионата мира, где мы были конкурентами, и я подумал, что это было бы отличным решением. Андреа был тоже молодой, хороший гонщик, и мы его взяли, зная, что у него есть опыт в Ле-Мане, зная, что он быстрый. Он идеально подходил в наш коллектив. Но всех гонщиков, которых я выбрал, всегда согласовываю непосредственно с руководством и создателем команды.

Роман Русинов, пилот G-Drive Racing

Андреа Пиццитола, пилот G-Drive Racing

Жан-Эрик Вернь, пилот G-Drive Racing

А были ли у тебя девушки в команде?

Девушек-пилотов у нас в команде как-то не было.

А почему не было?

Да потому что их нет.

Вообще нет? А почему не идут в автоспорт?

Да я как-то никогда не думал на эту тему, если честно. Затрудняюсь ответить на этот вопрос. Видимо, пора девушкам начинать заниматься автоспортом.

Подожди, то есть девушек нет только среди пилотов? Или нет даже среди механиков и инженеров?

Среди механиков нет, а среди инженеров есть. В 2015—2016 году, если я не ошибаюсь, девушка-инженер выиграла Ле-Ман с командой Audi. У нас в команде есть 2 девушки. Одна из них занимается логистикой, а вторая занимается юридическими вопросами и регламентом.

Ты был тест-пилотом Формулы 1 в 2005 и 2006 годах. А почему ты не остался там и не продолжил свою гоночную карьеру в Формуле 1?

Да как-то так сложилось, что у нас и трека тогда в России не было нормального, ну и автоспорт — достаточно молодой спорт для России, и, видимо, в то время все это было немножко рано.

Ты бы не хотел туда вернуться?

Я думаю, что нет. Это уже пройденный этап, и мне хорошо там, где я сейчас.

А как думаешь, сейчас стало больше российских пилотов?

Конечно! Когда я начинал и выиграл Формулу Рено в 2000 году, я был единственным российским пилотом. А сейчас во всех международных сериях есть успешные пилоты из России, которые хорошо выступают и достойно представляют нашу страну.

И они все начинают тренироваться в России?

Ну, можно начинать тренироваться в России, да. Все же в автоспорте начинают с детского картинга, потом переходят в «младшие Формулы». Но так как ты, когда переходишь в Формулы, начинаешь ездить по европейским чемпионатам, то ты начинаешь ездить и по европейским трекам. И обычно становится проще готовиться к гонкам уже в Европе. Хотя, конечно, можно готовиться и в Москве, и в Сочи.

Подскажи, есть ли в России какие-то хорошие тренеры и спортивные школы, которые готовят ребят к серьезным гонкам?

Да, сейчас это стало появляться. Когда я начинал заниматься, у нас даже картинговых треков не было! Сейчас у нас появились и картинговые треки, и автомобильные трассы в Москве, в Смоленске, в Нижнем Новгороде, в Грозном, в Сочи. Так что автоспорт начинает плавно развиваться в нашей стране.

И кто тренирует? Бывшие гонщики?

Если мы говорим про картинг, то да, тренируют ребята, у которых, конечно же, есть гоночный опыт.

Автоспорт — очень дорогое удовольствие. Родители тратили на тебя много денег в начале твоей карьеры?

Ну, все относительно. Родители мне дали отличное образование. Вот за это им спасибо! Но деньгами они меня не баловали. Когда мне исполнилось 18 лет и я получил права, я пошел работать. Летом был в Москве между чемпионатами и нашел себе работу. Занимался я закупками кирпича, бетона, возил все это на стройку. Иногда работал ночью, иногда днем. Тогда еще в Москву въезд грузовикам запретили, и я работал на Iveco turbo daily. Это такой минивен, но достаточно большой. Ну, ты знаешь, я не боюсь никакой работы. А тогда в 18 лет, чтобы заработать денег, были все средства интересны, да и опыт получил я очень полезный.

Джулия Боннет, Роман Русинов и Андреа Пиццитола

Джулия Боннет, Роман Русинов и Андреа Пиццитола

А какой возраст пенсионный для гонщика? Во сколько лет заканчивается гоночная карьера?

Сложно сказать. Все зависит от категории. Формула 1 — это одна тема, «Ле-Ман 24» — другая. В «Ле-Ман 24», я думаю, после 40−45 лет.

Тебе уже 36. Ну и как? Ты морально готов закончить свою карьеру после 40? Такой спорт вообще может отпустить?

Давай говорить так. Нужно заниматься этим делом до тех пор, пока: а) это тебе приносит удовольствие; б) ты показываешь результат. Для меня самое важное — это показывать результат. Нет ничего хуже, чем не выиграть гонку.

Когда ты закончишь спортивную карьеру, ты думал уже, чем будешь заниматься дальше? Менеджментом? Тренерством?

Сейчас я занимаюсь менеджментом, у меня есть проект, не связанный с автогонками. Тренерством, скорее всего, нет. Но я считаю, что чем бы человек ни занимался, он должен это делать хорошо.

Вот я слышала, что многие гонщики не разрешают никому мерить свой шлем. У вас правда есть такие суеверия?

Нет, ничего этого нет. Оправдания ищет тот, кто проигрывает. Если у тебя что-то не получилось, то нужно не в суеверия верить, а проанализировать, почему это произошло, больше тренироваться и сделать определенную работу над ошибками, для того чтобы это больше не повторилось. По факту, мы все учимся на ошибках. Но есть разные люди, есть те, кто ошибается и останавливается, а есть те, кто двигается вперед. Вот мы из тех, кого любое поражение мотивирует двигаться дальше с новой силой, чтобы в дальнейшем одержать победу.

А как ты относишься к своим фанатам?

Фанаты же бывают разные. Есть фанаты, которые хотят тебя растерзать, не соблюдают никаких твоих границ и хотят халявную кепку. А есть фанаты, которые хотят с тобой фотографию, автограф или привели на гонку детей, и ребенок хочет посмотреть машину и сфотографироваться с ней. И, конечно, вот тут ты хочешь им помочь проникнуть в бокс, посадить ребенка за руль и сделать фотографию. Но когда ты уже с опытом, ты прекрасно знаешь, какой перед тобой человек и что именно ему от тебя надо. По факту, у тебя есть два выхода: первый — сбежать, а второй — ускориться и быстро со всеми пообщаться, всем помочь и побежать дальше заниматься своими делами. Вот в Ле-Мане, например, я бегаю. Потому что когда ты выходишь из бокса, то чтобы сходить поесть, приходится бежать, чтобы на тебя не накинулись люди и не разорвали тебя.

А это девушки на тебя так набрасываются? Как у тебя складываются отношения с фанатками-девушками? Много их у тебя?

Да как-то не знаю даже, наверное, есть. Но они, видимо, очень деликатны и никак себя не проявляют особо.

И как можно девушкам познакомиться с гонщиками?

Забыть про это! (Смеется.) Да сложно познакомиться где-то кроме гонки, потому что меня сложно найти. Обычно я либо с машинами провожу время, либо работаю (свой бизнес-проект, переговоры, перелеты). Никуда особо не хожу в свободное время.

А был ли у тебя секс с фанаткой?

Нет!!!

Почему? Ты против такого развития событий?

Даже не знаю, никогда ситуация так не складывалась. У меня видимо нет таких поклонниц, чтобы все зашло так далеко. (Смеется.)

Ты, кстати, слишком хорошо выглядишь для человека, который много времени проводит в болиде, где температура внутри поднимается до 50 градусов, и организм которого испытывает такие серьезные нагрузки. Ты чем-нибудь пользуешься из косметики? Маски, крема, солнцезащитные средства?

Да ты что! Какие средства?! Я не могу нормально помыться три дня. Мы сейчас живем в доме рядом с треком вчетвером (я, два других пилота и фотограф), и у нас одна ванная комната на всех.

А у тебя много друзей? Остались ли какие-то друзья из детства?

Я начал заниматься автоспортом еще со школы. У меня мало друзей. Есть много людей, которые меня знают, но людей, которых я могу назвать своими друзьями, их очень мало.

Успеваешь с ними видеться? Не обижаются на тебя, что видитесь редко и мало времени вместе проводите?

Да, конечно, видимся. Ну все друзья — они из автоспорта, и мы живем примерно в одном ритме. Плюс они все живут в разных точках планеты. Один живет в Америке, другой живет во Франции (в Париже), третий — в Испании, четвертый — в Таиланде (в Бангкоке). Это, кстати, прикольно, потому что если тебе все надоело в Москве, ты можешь взять билет на самолет и через 9 часов оказаться в Бангкоке.

Какая гонка у тебя самая любимая, самая комфортная, самая интересная из гонок Ле-Ман? 4, 6, 8 часов или 24 часа?

Ну, самая комфортная — это 4 часа. Это не длинная гонка и событие, на которое не приходит 350 000 зрителей. У тебя все проще, ты можешь везде спокойно ходить, и на тебя не набрасываются люди. В «Ле-Ман 24» ты выходишь из бокса — и тебя начинают разрывать на части, все хотят автограф, все хотят пообщаться, а в итоге ты устал еще до гонки от такого повышенного внимания и общения.

А какие российские телеканалы поддерживают гонки Ле-Ман? Где можно смотреть гонки?

Несмотря на то что гонка «Ле-Ман 24» известна на весь мир, в России у нас с этим все сложнее. Все эту гонку стали узнавать, стали показывать в новостях. Но трансляций российские каналы не ведут, хотя в этом году в Ле-Мане огромное количество российских фанатов, и это очень круто. Ну и мы хорошо выступаем, показываем классные результат, поднимаем на подиуме российский флаг. Поэтому очень жалко, что российские спортивные каналы не ведут трансляцию.

Рома, ты много путешествуешь, какие машины ты любишь брать в аренду в поездках?

По-разному. Если честно, я даже не обращаю внимания. Для меня это просто средство передвижения. Если мне надо поехать на короткую дистанцию, то я могу взять Smart, потому что я смогу его нормально припарковать. А если мне надо ехать на какие-то большие расстояния, то я выберу какой-нибудь хороший дизельный автомобиль, который будет комфортным именно на длинной дистанции.

У тебя в команде сейчас есть англичане, испанцы, большое количество французов и очень незначительное количество русских ребят. Как попасть в вашу команду механикам из России? Что для этого они должны уметь? Какой у них должен быть опыт?

Мы берем к себе ребят из России, конечно же, и стремимся, чтобы их число росло. Но нам нужны ребята с приличным опытом, это где-то 5−10 лет. К сожалению, таких специалистов в России очень и очень мало, практически нет. Ну это замкнутый круг, понимаешь? Как и с гонщиками. Из-за того, что автоспорт в России только начал развиваться, очень мало специалистов.

А вы не берете к себе кого-то стажироваться?

Берем, конечно, но попасть очень трудно. То есть чтобы попасть даже на стажировку, все равно какой-то опыт работы с гоночной командой уже должен быть.

Ты не хотел бы сняться в кино или каком-нибудь реалити-шоу?

Да меня все зовут в «Холостяк», но это же не про гонки.

А помнишь, Шумахер снимался в фильме «Астерикс и Обеликс на Олимпийских играх» и там у них была гонка на колесницах, стилизованная под гонку Формулы 1? Там даже был пит-стоп, где меняли колеса и лошадкам попить давали, очень смешной момент!

Не, слушай, я как-то это не смотрел. Надо будет глянуть. Ну вот такие проекты — это круто! Я бы с удовольствием принял участие в каком-нибудь хорошем таком проекте, связанном с гонками.

В этот день у ребят была квалификация, по итогам которой они стали пятыми. Мы стали спрашивать, значит ли это что-то для гонки, которая была назначена на следующий день. Рома выглядел абсолютно спокойным и сказал, что нет, завтра они покажут себя в полную силу. Гонку команда G-Drive Racing, кстати, выиграла. С чем мы ребят и поздравляем! Но сезон еще не окончен. Скоро им предстоит гонка в Англии (Сильверстоун), и мы надеемся, что и оттуда Рома и его команда вернутся с победой.

Источник: www.cosmo.ru

Вам также может понравиться Еще от автора

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.