Степан Девонин и Наталия Мещанинова: история любви от первого лица

0 15

Степан Девонин и Наталия Мещанинова вместе десять лет. Пять лет назад у них родилась дочка, а в этом году они создали фильм. Победитель нынешнего «Кинотавра» — картина «Сердце мира» — стартовал в прокате 27 сентября.

Наталия — специалист по сердечной мышце отечественного кино. Именно она в соавторстве с Борисом Хлебниковым написала сценарий к фильму «Аритмия». А начался ее путь, что немаловажно, с документалистики. Выпускница Кубанского университета культуры и искусств окончила школу документального кино Internews (мастерская Марины Разбежкиной). Первый опыт — работа вторым режиссером над сериалом «Школа» Валерии Гай Германики. Первый резонансный фильм — «Комбинат «Надежда» 2014 года про веселую и бесперспективную жизнь норильской молодежи. Все, за что бы она ни бралась, выглядит максимально достоверно и сделано с большим количеством вливания собственной донорской крови.

Степан ДевонинРежиссер и автор сценария Наталия Мещанинова придумывала историю про молодого ветеринара Егора, который не может встроиться в социум, вместе с мужем-актером Степаном и только его видела в главной роли

На этот раз в центре сюжета — ветеринар Егор, который ухаживает за животными на одной из притравочных станций где-то в глуши. Он говорит с ними на одном языке, а вот общение с людьми вызывает проблемы.

У меня есть племянник Олег, он в каком-то смысле прототип героя, — рассказывала Наталия на пресс-конференции на фестивале «Кинотавр». — Так случилось, что он был не нужен семье и оказался на улице, затем в детдоме… «Сердце мира» — моя попытка в какой-то степени исправить его судьбу. Создать героя, который не смог простить мать, повзрослеть, справиться со страхом, гневом, обидами, но в его жизни появляется шанс излечиться. Плохое прошлое — это еще не диагноз. Это всего лишь прошлое.

О «Сердце мира» много говорят и в связи с художественным решением фильма. Режиссеру удается усилить напряжение до электрического звона, в то время когда на экране просто «проплывают» виды природы. К 36 годам Мещанинова определенно вошла в историю, ее называют художником, продолжающим традиции сюрреализма Бунюэля. И небезосновательно: в новой картине есть смешение реальности и сна, сочетание несочетаемого и образы, вызывающие у зрителя шок.

Наталия, Степан, «Сердце мира» вы придумывали вместе, расскажите, как это происходило.

Наталия. Мы каждый вечер брали шампанское, разговаривали. Что нравилось — записывали. Бывало, что у Степы были какие-то предложения, которые я не сразу принимала.

Степан. Я думал о Егоре, его чувствах, но не мог точно выразить словами. Это были образы, которые трудно вербализировать.

«Мысль изреченная есть ложь» — это еще Тютчев сформулировал.

Наталия. Да-да, вот мы и учились формулировать мысли друг для друга в процессе работы. Потом, когда что-то придумывали, рассказывали Борису Хлебникову. Он, по своему обыкновению, начинал все разрушать, для того чтобы придумать что-то получше, уточнить. Задавал нам вопросы, на которые мы шли искать ответы. Часто идея кажется классной, а через месяц-два становится очевидно, что она лишняя в канве сюжета. Потом то, что я написала, мы вместе читали вслух, останавливаясь на каждой сцене, проверяя ее. Это длилось чуть больше года.

Степан ДевонинНа съемках картины «Сердце мира» Степану пришлось превратиться в другого человека. Он похудел на 30 килограммов и придумал себе прошлое. «По сценарию Егору 25 лет, а на самом деле 14. Эмоциональный опыт у него очень незрелого человека», — говорит Степан

Обращение к прошлому, собственному опыту болезненно для вас?

Наталия. Искусство вообще не бывает без боли. Вызывать в себе воспоминания, чувства, мне кажется, даже в какой-то мере терапевтично. Хотя бы потому, что ты проговариваешь болезненные вещи и отпускаешь их.

Степан. Нельзя сказать, что я смог перенести свой опыт на персонажа. У меня благополучная семья, я любимый единственный сын. Но я знаю таких людей, как Егор. Мне важно было понимать его, знать, что с ним происходило. У Егора есть татуировка на плече. Некоторые даже подумали, что она моя, но в основном на нее внимания не обращали. Это символ пограничных войск, потому что когда-то Егор там служил — работал ветеринарным врачом. Для зрителя это совершенно неважно. Это было важно для меня.

Расскажите о своей истории. В какой момент вы встретились?

Степан. Десять лет назад на съемках фильма «Шапито-шоу» Сергея Лобана. Я там снимался. (Степан играл сына героя Петра Мамонова. — Ред.) Я приехал на съемки 8 августа — 8.08.2008 года, вышел из 8-го вагона на 8-ю платформу. Жалко, не сохранил билет. (Смеется.)

Наталия. Я работала на плейбэке — отсматривала снятый материал. Это было в Крыму. Мы сразу заметили друг друга.

Наталья Мещанинова«Вообще, все, что я делаю, связано с болью. Потому что драматургия рождается, если есть конфликт, проблема, драма»

О чем вы говорили?

Степан. О чем можно говорить в Крыму на берегу моря?

Какой из сортов «Массандры» лучше?

Наталия. Вот-вот. (Смеются.) Мы предпочитали мускатель. Я помню, у Степы был день рождения, а я была очень расстроена тем, что мой краснодарский друг был в депрессии. И я сидела в сторонке и рыдала. Степа подошел и спросил, что со мной. Я ответила: «У меня сигареты закончились». Он сказал: «Да какая ерунда! Сейчас куплю!» Принес, а я продолжала плакать. И он мне сказал какую-то такую фразу… «У тебя весь мир на ладони, как ты можешь плакать?» Меня подкупило это.

Философский подход?

Нет, что нашелся единственный человек, которому не все равно, что я плачу. Да еще и за сигаретами сгонял. Потом начали болтать… Ночами не спали, днем снимали, страшно угорали. Не могли наговориться.

Ваш образ жизни сильно изменился с тех пор?

У нас родился ребенок, дочке уже пять лет. Появилось больше ответственности, дисциплины. Мы не очень любим тусовки, крайне редко ходим на мероприятия. Нам нравится, уложив ребенка, допоздна разговаривать друг с другом. Так что, можно сказать, не очень. (Смеется.)

Для роли в «Сердце мира» Степану пришлось похудеть на 20 килограммов. Или это преувеличение?

Степан. Не преувеличение, на 32. Я сейчас, конечно, опять набрал, но не до такой степени. Мне как-то приснился кошмар, что начались съемки, я хожу по площадке, Наташа смотрит на меня и говорит: «Степа, ты вообще нормальный? Ты же обещал! Короче, у тебя неделя, чтобы похудеть!» И я мучительно думал: «Что можно сделать? Липосакция! Срочно контакт врача!»

Вы прибегали к помощи диетологов?

Наталия. Нет, это все домашняя разработка. С утра зеленый коктейль — измельченная зелень с кефиром, на обед — отварное мясо или рыба и салат, на ужин — ничего.

Не было грустно с такой едой?

Степан. У меня была цель, она грела. Надо было выглядеть моложе, потому что мне 32, а герою 25. И потом, пухлый Егор едва ли вызвал бы у зрителей сочувствие. Процесс потери веса длился полгода. Когда я приехал на съемки, почувствовал, что мне не очень хорошо. Ощутил границу, за которую ходить уже не надо.

А нельзя было взять другого актера?

Наталия. Я была убеждена, что ни один другой артист не справился бы. Надо быть очень погруженным в материал. Кроме того, работа в одном кадре с животными, как бы мило это ни выглядело, — отдельное умение. Степа учился на ветеринарного врача, только он мог так уверенно обращаться с собаками, лисами. Не было и мысли о других актерах. Хотя Степан шутил: «Возьмешь кого-нибудь получше. Знаю я тебя!»

Степан Девонин«Мы должны полностью понимать своих героев — только так можно создать историю, которая запала бы кому-то глубоко в сердце». (В съемке, как и в фильме «Сердце мира», приняли участие терьеры Наталии и Степана)

Приходилось держать оборону, объясняться по поводу нового образа жизни?

Степан. Худеешь-худеешь, потом едешь к родителям. И объяснять им бесполезно. «Приедете в Москву и будете там у себя худеть». И начинался конвейер: блины, пельмени, пирожки, баранина.

Наташа, вы Степана поддерживали?

Наталия. Да, одному диету держать очень сложно. И потом, не будешь же ты мужу готовить отварную куриную грудку, а себе запекать бараний бок. Все-таки мы вместе.

Вопрос к Степану: каково жить с режиссером?

Замечательно. Наташа же режиссер только на площадке. Не смотрите, что я такой грустный, просто есть очень захотелось. Про еду говорили… (Смеется.)

Продюсер: Мария Сакварелидзе. Стиль: Татьяна Мамаева. Ассистент стилиста: Вероника Каринцева. Прически: Бахишева Валида / Wella Podium Team Макияж: Ксения Топчий / Московский клуб визажистов Forum. Благодарим ДОС АО «ВДНХ» за помощь в проведении съемок

Источник: ru.hellomagazine.com

Вам также может понравиться Еще от автора

Напишите комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.